Немощь Сибири

Несмиян А.Е. Русранд 2.12.2019 22:18 | Политика 39

МАШИНА

Сегодня Путин и Си Цзиньпинь по телемосту запустят «Силу Сибири». Что, конечно, вызовет всплеск эмоций с обеих сторон — как с той, которая встает с колен, так и той, которая говорит о продаже природных ресурсов страны в никуда. Проблема в том, что Кремль и Газпром, как и во всех прочих гиперпроектах, темнят с цифрами, а потому вести разговор о «Силе Сибири», как и европейских Потоках, как и о войнах Путина на Украине и в Сирии, интервенции в Африке, помощи разнообразным террористическим и криминальным режимам придется в основном на эмоциях.

Либо, если все-таки хочется говорить о чем-то предметно, нужно пользоваться разнообразными методиками «черного ящика», где приходится восстанавливать происходящее по косвенным признакам. Говоря о Газпроме, как, впрочем, и о любом нефтегазе России, нужно понимать следующее — все без исключения углеводородные компании России — это механизм обогащения либо организованных преступных сообществ, либо правящих «элитных» кланов — что, впрочем, абсолютно идентично во всех смыслах. Это не рыночные структуры, а прачечные по отмыву похищенного. Уже поэтому говорить о российском нефтегазе в рыночном смысле бесперспективно.

На Западе, кстати, трезво оценивают именно рыночную составляющую наших нефтегазовых «народных достояний», поэтому рыночная капитализация и Газпрома, и Роснефти, и других компаний этой отрасли невероятно низкая по сравнению с их объемами добычи и выручкой, которую они генерируют. Сеть кофеен «Старбакс» равна по капитализации всему Газпрому — никому не кажется некоторая странность такой оценки?

Между тем, оценка рынка предельно справедлива, и она исходит именно из понимания сути деятельности наших нефтегазовых монстров. Если вкратце — то рыночность любой компании определяется доходом ее акционеров относительно выручки. Международный отраслевой стандарт в этом смысле — порядка 50–60% операционного денежного потока распределяется между акционерами. У Газпрома — порядка 10–15%. Почему такой разрыв?

Этот разрыв — и есть механизм воровства. Прибыль российских нефтегазовых компаний идет на капитальные затраты. На строительство все новых и новых проектов. А вот здесь и кроется ответ на вопрос: «Где деньги, Зин?» Капитальные затраты Газпрома в 2,5–3 раза выше среднемировых отраслевых, и это стало нормой с момента, когда путинская братва сумела вышвырнуть последнего профессионального отраслевика Рэма Вяхирева и посадить у руля путинских друзей. Капитальные затраты распределяются между придворными и приближенными к российскому высшему руководству компаниями — всем известны эти структуры и фамилии. Это и есть механизм ограбления акционеров и вывода прибыли. А учитывая, что везде на каждом углу повторяется, что государство — главный акционер в стратегических нефтегазовых компаниях, то обворовывание акционеров — это и есть грабеж страны.

Именно поэтому рынок не рассматривает российский нефтегаз в качестве рыночного, именно поэтому при очень приличных, на уровне мировых, показателях добычи и выручки капитализация выглядит так убого. Российский нефтегаз — это просто общак кремлевской оргпреступной структуры, а потому иметь дело с криминалом соглашаются не только лишь все.

Сила Сибири — очень хороший пример. После Силы Сибири будут строить Силу Сибири-2. Точно так же, как после Северного потока строят Северный поток-2и Турецкий поток. Эта машина не может остановиться. Чтобы воровать, она должна продолжать строить и обогащать подрядчиков. В этом и заключается чисто экономический смысл попытки закрыть украинский транзит — на Украине уже нечего строить, в смысле трубы. Да и делиться с местным ворьем тоже не хочется. А потому — обходные маршруты, две войны и всё такое. Лишь бы обеспечить интересы вывода средств через все новое и новое строительство. В такой ситуации доходность и прибыльность новых проектов имеет глубоко второстепенное значение.

Ребята пилят не на экспорте газа — они обогащаются на предыдущих этапах. Поэтому им глубоко плевать на то, что будет потом.

Публике, понятно, будут вливать в уши мантры про подъем экономики, завоевание рынков — но если Газпром добывает примерно 500 миллиардов кубов газа в год (кстати, с потихонечку падающей динамикой) — то о каком завоевании идет речь? Больше, чем есть, все равно не экспортируешь, разве что за счет недогазификации собственной страны. (в той же Анапе, к примеру, через которую проходит Турецкий поток, проблема газификации районов, непосредственно к Потоку примыкающих, как стояла, так и стоит. И будет стоять еще очень и очень долго).


НЕМОЩЬ СИБИРИ

И еще несколько штрихов к проекту «Сила Сибири». На основе вполне открытой информации. Эксперт Михаил Крутихин, комментируя запуск проекта, сказал, что «Сила Сибири», по имеющимся расчетам самого «Газпрома», не окупится, как минимум, до 2048 года. «То есть, это не окупаемый проект. У него две цели. Первая цель — это, конечно, надувать щеки и говорить, что мы открыли еще один экспортный маршрут для газа в сторону Азии», — говорит эксперт. Вторая цель — «дать заработать тому, кто его строит, то есть подрядчикам». Фактически он полностью в своей оценке сходится с идеей того, что Газпром — он не про прибыль акционеров (и главного акционера — государство), а про распил инвестиционных программ по карманам нужных людей. Прибыль проекта — вопрос второстепенный.

Но даже его оценка окупаемости Силы Сибири выглядит чересчур оптимистичной. Выпущенный в 18 году скандальный отчет Александра Фэка из Сбербанк CIB утверждал, что рентабельность проекта при ценах на нефть в 65 долларов за баррель оказывается отрицательной и составит не менее 11 миллиардов долларов. Все дело в том, что исходный контракт предполагал стоимость нефти в пределах 110 долларах за баррель, а потому газпромовские топы с легкостью пошли на привязку цены газа к нефтяным котировкам. Мало того — инвестпрограмма была увеличена с 800 миллиардов рублей до 1,1 трлн, что усугубило ситуацию с перспективами окупаемости проекта. Открываем, кстати, котировки нефти за последний квартал и видим, что цена на нее держится на уровне ниже или в пределе упомянутой Фэком цены в 65 долларов за баррель.

Стоит вспомнить, что изначальный проект поставки газа в Китай предполагал использование уже существующей инфраструктуры газопровода «Алтай» с сопоставимыми объемами строительства трубы — порядка 3 тысяч километров.

Но в итоге был выбран проект с максимальными капитальными затратами, предполагающими строительство всей инфраструктуры вокруг трубопровода. Только строительство Амурского ГПЗ, где газ будет проходить очистку перед поставкой в Китай, стоит 14 миллиардов долларов (а министр Новак говорил вообще о 20 миллардах), причем Амурский ГПЗ задействован только для нужд Силы Сибири, в случае, если бы был выбран проект с опорой на систему «Алтай», можно было использовать уже существующие вокруг нее мощности. Но тогда как украсть 20 миллиардов долларов? В итоге проект Силы Сибири имеет норму доходности ниже, чем стоимость капитала Газпрома, а значит, ухудшает акционерную стоимость самого Газпрома.

Это, кстати, ответ, почему капитализация Газпрома держится на уровне капитализации ларьков по продаже кофе — менеджеры Газпрома сознательно гробят рыночную стоимость компании в ущерб акционерам для того, чтобы обеспечить высокие доходы структурам друзей Путина.

В итоге возникает ситуация, вполне характерная для путинского воровского капитализма.

Газ по Силе Сибири будет поставляться в ущерб интересам страны, но к полному удовольствию друзей президента. Российскому народу предложат гордиться самим фактом строительства очередного мегалитического проекта, доход от которого уже ушел в карманы нужным людям. А народу предложат оплатить убытки и ущерб. Через повышение цен, тарифов, ухудшение жизни. Всё честно — вам — гордость, нам — деньги.

Анатолий Несмиян

Источник: 12


Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора