Ольга Чайка: Люди сами приняли решение о проведении забастовки. Интервью АиФ

Антон Соловьев 7.11.2019 22:44 | Общество 17
Фельдшеры и водители станции скорой помощи Петрозаводска продолжают «итальянскую» забастовку — работают только на одну ставку и только в полностью укомплектованных бригадах. С чем пришлось столкнуться медикам при проведении протестной акции, фельдшер и председатель первичной профсоюзной организации Ольга Чайка рассказала в интервью «АиФ».

ВМЕСТЕ СИЛЬНЕЕ

— Ольга, сложно ли было организовать коллектив на проведение забастовки?

— На станции скорой есть стенд профсоюза «Действие», на котором мы рассказываем о нашей работе и размещаем информацию о том, какие события происходят в других регионах. Так мы рассказали об «итальянских» забастовках в Пензе и Тольятти. Люди подходили, интересовались, читали — ведь проблемы у всех одинаковые. Не только в службах скорой помощи, вообще в медицине. А дальше в коллективе просто началось обсуждение: кто на работе поговорит, кто вечером после смены созвонится. Словом, потихоньку народ начал объединяться. Кстати, как председатель профсоюза, я не преследовала цель организовать людей на забастовку. Люди сами стали друг друга по цепочке агитировать и за две-три недели приняли решение о проведении забастовки.

— Но все участники «итальянской» забастовки работают на одну ставку, а значит, теряют в зарплате.

— Да, перед началом забастовки мы просчитали, кто какую зарплату начнёт получать. Приходится трудно, особенно молодым одиноким мамам, но от безысходности и они решились присоединиться к акции. Потому что тупик, терпеть больше нельзя.

— Поддержку чувствуете?

— Когда ты борешься один, то приходится очень трудно. Но когда все друг за дружку цепляются, то намного легче. За последнее время мы поняли, насколько нас поддерживает народ. Обычные люди — я не говорю уже о медиках— говорили: «Вы молодцы, наконец-то хоть кто-то решился». Вообще ситуацию в медицине люди знают, потому что практически в каждой семье есть медик. Моральная поддержка — колоссальная. И не только моральная. Профсоюз оказал материальную помощь — перечислил нам 55 тысяч рублей. Плюс объявил сбор денег. Вы не поверите, но нам пересылают деньги от Калининграда до Владивостока, со всех концов России. Самый большой перевод был на 20 тысяч рублей. Поддержка со всей России очень помогает. И в семье поддержка тоже важна. Мой муж тоже работает на скорой и является моим заместителем в профсоюзной работе. Вдвоем нам, конечно, проще.

СОТРУДНИЧЕСТВО И ВЗАИМОВЫРУЧКА

— Сложно ли было выстроить работу с центральным руководством профсоюза? Всё-таки он находится в Москве.

— В первую очередь надо отдать должное председателю профсоюза Андрею Коновалу — он 24 часа в сутки на связи, где бы он ни был. Сейчас он во Владивостоке, но за сегодняшний день позвонил уже три раза. Он помогает и в юридических вопросах, и поддерживает морально. Вообще, наше сотрудничество началось год назад. Тогда мы судились с руководством БСМП по поводу оплаты ночных смен и «колёсных» (доплаты за стаж — прим.ред.) Прошли четыре суда и дошли до Верховного Суда России. Все суды проиграли, но руки не опустили. Тогда психолог из психоневрологического диспансера посоветовала мне посмотреть-почитать информацию о профсоюзе «Действие» и обсудить вопрос в коллективе. Мы прислушались к совету, и уже после первого разговора с Андреем Коновалом всё стало раскладываться по полочкам. Тогда же — в октябре прошлого года — мы организовали профсоюз, а я стала его председателем.

— Но почему вы не стали обращаться в традиционный профсоюз?

— Я его заслуг не отрицаю. Но ведь мы очень долго ждали изменений. Но изменений не было. Поэтому мы решили организовать свой профсоюз. Я просто приведу два примера. С 15 октября по 15 ноября прошлого года наши фельдшера повышали квалификацию. Оплатили повышение квалификации неправильно. Однако руководство и юрист БСМП уверяли медиков в обратном. Но в профсоюзе «Действие» тоже есть юристы и бухгалтеры, которые сумели доказать нашу правоту. В итоге фельдшерам доплатили от четырех до шести тысяч рублей. Второй пример. У одного из наших фельдшеров учёба проходила во время отпуска, и руководство утверждало, что отпуск и отпускные за время учёбы не положены. Мы сразу же вмешались в ситуацию, я разговаривала с юристом БСМП и всё разложила по полочкам, как должно быть. В результате фельдшеру вернули и отпуск, и отпускные.

ТЕПЕРЬ НЕ ДО УХМЫЛОК

— Пришлось столкнуться с давлением со стороны руководства?

— Когда мы организовывали профсоюзную ячейку давления не было. Были ухмылки. Мол, решили поиграть в профсоюз. Но назовите меня хоть как, только я вижу результат. И тем, кто в тот момент ухмылялся, сейчас не до смеха. Но самое интересное вот что. Те, кто ухмылялся и отпускал реплики, получают повышенную — семидесятипроцентную— оплату ночных смен. Повышенную в результате наших действий. Что касается давления со стороны руководства сейчас, во время проведения забастовки, то как такового его нет. К тому же за полтора месяца мы приобрели стойкость духа, давить на нас стало непросто.

— Вы говорите, сейчас, а до начала забастовки?

— Когда мы подписывали заявление об отказе работы в неукомплектованных бригадах и более чем на ставку, точечно —не всех подряд— работников вызывали по одному и просили отказаться от идеи участия в забастовке. Прямым текстом говорили: мол, если подпишешь своё заявление, то больше никогда не получишь дополнительную смену. Дескать, придётся идти на поклон к главврачу. Но надо вести себя достойно. Как нам, так и руководству. Не надо устраивать козни, подличать. Ведь руководство пыталось перемешать в сменах забастовщиков и тех, кто не бастует. Чтобы свои своих же съели. Но не вышло. Потому что даже те, кто не бастует, нас всё равно поддерживает. А ведь мы перед началом забастовки разговаривали с заместителем главного врача БСМП по скорой Татьяной Эдмантовной Смолиновой. Говорили: мы не против вас и прекрасно понимаем, что вы не в силах удовлетворить наши требования. Увы, не помогло.

— А что с диспетчером — участником забастовки, который по словам руководства, вовремя не передал вызов бригаде?

— Должны были провести служебное расследование, но вместо этого с экрана телевизора сразу во всем его обвинили. Потом объявили выговор и хотели снять стимулирующую надбавку. Мы с таким решением не согласны. Правда, надбавку пока что обещают не снимать. Но что можно снять с этой зарплаты? Вот квиток: за месяц на ставку заработано 19 900 рублей. Всего. Стимулирующая надбавка из этой суммы — четыре-четыре с половиной тысячи.

— Как вы оцениваете предложение правительства сделать станцию скорой помощи самостоятельным учреждением?

— Шаг очень правильный. Бюджет медицинской организации складывается из тех средств, что оно получает за лечение пациентов. Но деньги от фонда обязательного медицинского страхования получает не станция скорой помощи, а БСМП, которая уже распределяет полученные средства между всеми подразделениями. Я 20 лет работаю на скорой, и уже почти 20 лет назад говорили о том, что скорая должна быть отдельной организацией.

Сейчас на главной
Статьи по теме