Синдзо Абэ: осень патриарха

Павел Кухмиров 22.09.2020 9:55 | Политика 29

Фото: kremlin.ru

Тема Курильских островов и взаимоотношений России и Японии в целом хоть и отодвинута на второй план кризисными событиями этого года, но из повестки не ушла и не уйдёт.

Тот же курильский вопрос является весьма серьёзным и практически сакральным во внутренних политических картинах обеих стран — в Японии он вызывает ничуть не менее бурную реакцию, чем в России.

Разумеется, важность этой темы не исчерпывается одними Курилами, японское направление является ключевым во всей дальневосточной политике.

Что мы вообще знаем о политической ситуации в современной Японии?

А ведь там сейчас происходит самая настоящая смена эпох: в отставку уходит премьер-министр Синдзо Абэ. Настоящий патриарх японской политики, находившийся на этом посту дольше всех за полтора века с момента его учреждения в период Мэйдзи.

Какое наследие он оставляет? Чем запомнилось его правление, и с чем Япония остаётся после него? Для понимания огромного пласта нашей геополитики это не самые бесполезные вопросы.

Ни один премьер-министр не правил Японией дольше, чем Синдзо Абэ. Но реализовать свои амбициозные цели с трамповскими размахом, чего от него ждали и к чему он сам искренне стремился, Абэ-кун (как «по-свойски» его зовут сами японцы) так и не смог.

И прежде всего он потерпел неудачу в том, что сам называл «делом всей жизни», — изменении конституции Японии. Именно с этим тяжким грузом он и уходит.

Патриарх

28 августа 2020 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ объявил о своей отставке после рекордной, почти восьмилетней работы.

Первый раз он был премьер-министром с 2006 по 2007 год. В свой первый срок на посту он едва ли мог что-то изменить, и в СМИ его описывали как «полного неудачника».

Второй срок его правления принес политическую стабильность, но задачи, которые он перед собой поставил, были реализованы с трудом.

А недавно его правительство ещё и подверглось резкой критике за отсутствие эффективности управления в период пандемического кризиса. Вызвано это было тем, что господин Абэ сознательно проигнорировал вторую волну коронавируса в июле-августе, в публичном поле просто оставляя это без комментариев.

Этот момент вообще был для его правительства крайне болезненным. Как, впрочем, и для практически всех правительств, боровшихся с коронавирусом. Согласно опросам, в период эпидемии рейтинг одобрения его кабинета временами снижался до 32%.

Самое главное, что, скорее всего, гнетёт Синдзо Абэ в момент его отставки, — это то, что он не смог достичь своих долгосрочных, стратегических целей. Тех, которые сам ставил перед собой с того момента, как его политическая карьера пошла в гору.

Уже в 2006 году Синдзо Абэ опубликовал книгу под названием «Создавая прекрасную страну» («Utsukushii kuni e»).

Подобно тому, как Дональд Трамп отзывался о США после президентства Барака Обамы, Синдзо Абэ назвал Японию обветшалой и падшей, что он в значительной степени приписал ранее некоторое время правившей Демократической партии Японии (ДПЯ), но также отчасти реформам времён оккупации после Второй мировой войны.

По его мнению, насильственные преобразования держав-победительниц были слишком жёсткими и привели к разрушению традиций Японии. Впрочем, хватило ли ему сил и политической воли реализовывать свои цели настолько последовательно, насколько это было необходимо, —  это уже совсем другой вопрос.

Сделаем Японию великой снова

Следуя лозунгу «Overcoming the Postwar Regime» («Преодоление послевоенного режима»), господин Абэ неоднократно призывал к отмене многих реформ, проведённых в период с 1945 по 1952 год.

Ещё во время своего первого премьерского срока он успешно инициировал пересмотр Закона об образовании от 1947 года и позаботился о том, чтобы в школах Японии преподавалось «больше национальной гордости».

Синдзо Абэ неоднократно подчёркивал необходимость пересмотра конституции — неизменной с 1946 года. В частности, в том, что касалось наличия у Японии собственной армии и её политического нейтралитета. Он объявил эту доработку «делом своей жизни».

Но хотя правящая коалиция имеет простое большинство в парламенте с 2012 года — необходимое условие для начала процесса пересмотра конституции — в 2020 году в этом отношении также не было достигнуто никакого прогресса.

Обсуждения в ответственном парламентском комитете ясно показывают, что даже в рамках правящей коалиции нет согласия по поводу общего вида и конкретных деталей конституционной реформы. Да и согласно опросам, явное большинство населения страны в основном было против глобальных реформ, предлагаемых Абэ и его партией.

Поэтому в 2013 и 2014 годах господин Абэ пошёл обходным путём: инициировал законодательные изменения, смысл которых эквивалентен конституционной поправке и которые впоследствии очень жестоко применялись на практике, несмотря на отсутствие общественного согласия.

В первую очередь это был «Закон о защите государственной тайны», принятый в 2013 году, который отменял закон о раскрытии информации (1999/2001). А также «Закон о безопасности», принятый в 2014 году, который, по сути, дал Японии большую свободу в проведении военных операций за пределами страны.

Это по факту отменило статью 9 Конституции — параграф, в котором «японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооружённой силы как средства разрешения международных споров».

Но это была лишь малая доля тех преобразований, к которым он стремился. И вряд ли её можно считать сколько-нибудь достаточной для создания той «прекрасной Японии будущего», появления которой он так желал.

«Абэномика»: большая экономическая неудача

Поскольку пересмотр конституции вряд ли рассматривается народом как политический приоритет, Синдзо Абэ поставил экономическую политику на первый план с начала своего второго премьерского срока.

Он хотел бороться с инфляцией и стагнацией при помощи экономической и фискальной политики, которую он назвал «абэномикой». Однако, поскольку в случае с Японией эти два явления почти не имели ничего общего друг с другом, а также в силу ряда других обстоятельств, «абэномика» считалась неудачной ещё до прихода коронавируса.

Что неудивительно: по сути, во многом некоторые стороны его политики очень походили на то, что делают «правительственные либералы» в РФ. В частности, речь идёт о так называемом «таргетировании инфляции».

Результаты, правда, чуть получше, но до чего-то глобально положительного так же далеко. Например, до целевой инфляции в 2% и до объявленного 3%-ного экономического роста. Более того, уже в четвёртом квартале 2019 года Япония зафиксировала отрицательные темпы роста или же нулевой рост.

Самым же тяжёлым результатом экономической неудачи стала стагнация доходов населения. Хотя с 2009 по 2012 год при правительстве ДПЯ наблюдался определённый рост, средний доход практически не изменился с 2012-го по 2020-й.

Таким образом, социальное неравенство в японском обществе сегодня гораздо более ярко выражено, чем в начале эры Абэ.

Заигрывание его правительства с некоторыми «трендами глобальной повестки» также не удалось. Например, политика продвижения женщин на рабочие места, озаглавленная Синдзо Абэ как «Womenomics», конечно, привела к увеличению числа работающих женщин, однако большая часть этого прироста приходилась на сотрудников, работающих неполный рабочий день.

Женщины на руководящих должностях по-прежнему редки, в результате чего Японию продолжает критиковать толерантная международная общественность за «гендерное неравенство».

Впрочем, «страну солнечного корня» это никогда особо не волновало. Особенно на фоне остальных проблем.

В тени скандалов и обвинений

С другой стороны, количество скандалов, в которых сам Абэ, его жена, члены его кабинета и политики из его Либерально-демократической партии (ЛДП), которых он прямо и публично поддерживал во время избирательной кампании, также является рекордным за послевоенные годы.

Эти скандалы варьируются от кумовства до нарушений в учёте партийных пожертвований и массовой коррупции. Некоторые из этих скандалов едва не закончились преждевременным уходом премьера.

В 2017 году, например, звучали обвинения, что Синдзо Абэ и его жена Аки были причастны к оказанию помощи оператору детских садов, которому государственная земля была продана по «льготной цене». Миссис Абэ была почётным президентом данного детского сада.

Но премьер-министр Абэ отверг обвинения.

Когда в июле 2017 года Северная Корея запустила испытательную ракету над японской территорией, Абэ призвал к национальному единству и назначил новые выборы, на которых ЛДП снова смогла получить явное большинство из-за раздробленности оппозиции.

Однако в последующие годы возникли и новые скандалы, и объявление об отставке, вероятно, как-то связано с тем фактом, что трое депутатов, из которых Абэ активно поддерживал как минимум двоих в их избирательной кампании, в настоящее время находятся под стражей и обвиняются во взяточничестве.

На пресс-конференции Абэ назвал причиной своего ухода в отставку состояние здоровья. В течение нескольких недель СМИ сообщали, что премьер-министр не посещал свою официальную резиденцию, и его чаще видели в больницах.

Тем не менее, он настоял на том, чтобы отложить свою отставку до тех пор, пока он не войдёт в историю как премьер-министр с самым долгим сроком пребывания на этой должности в стране.

Отставка без олимпийского блеска

С другой стороны, ему пришлось отказаться от того, чтобы приветствовать мир на Олимпийских играх в Токио, что ему также очень хотелось сделать.

Проведение Олимпиады в японской столице в значительной степени считалось заслугой господина Абэ, который лично присутствовал на презентации Токио перед МОК и произнес самоуверенную речь.

Отмена Олимпиады должна была ускорить его решение об уходе, тем более что до сих пор не ясно, можно ли перенести Олимпиаду на лето 2021 года.

В том, кто придёт на смену патриарху японской политики, определённости не было несколько недель. В итоге 16 сентября главой партии, а значит, и новым премьером был избран самый многообещающий кандидат — давний пресс-секретарь правительства Суга Ёсихидэ.

Естественно, при нём мало что изменится — в конце концов, именно он много лет представлял политику кабинета прессе и населению.

В том, что политика Синдзо Абэ так или иначе продолжится, сомнений нет.

Самого же его вполне можно назвать фигурой скорее печальной и опередившей своё время.

Заданные им векторы говорят об одном: Япония, во-первых, начала стремиться к консервативному реваншу в обществе (и реформа образования говорит об этом наиболее наглядно), а во-вторых, по сути, правящая элита и часть самого этого японского общества стремятся к возвращению своей стране, как минимум, статуса региональной сверхдержавы.

И интересов нашей страны это касается напрямую.

А вот выгодно России это или нет —  вопрос не такой уж однозначный.

С одной стороны, не вполне —  учитывая напряжённость в отношениях из-за принципиальной нерешаемости Курильского вопроса.

Но с другой — подобный политический вектор может привести к существенному ослаблению в Японии власти «американского сёгуна», что неизбежно пошатнёт его влияние в регионе в целом. И вот здесь уже может стать действительно интересно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю