За уйгуров ответите

Василий Кашин 7.03.2021 12:32 | Политика 46
Василий Кашин

Смогут ли американцы добиться признания Китая виновным в геноциде

Избрание Джо Байдена президентом США породило волну дискуссий о том, какой будет в ближайшие четыре года американская политика в отношении Китая – столь же конфронтационной, как при Трампе, или все-таки более мягкой? Однако, похоже, что оба эти предположения ошибочны. Сегодня есть все основания ожидать серьезного усиления американского давления на Пекин и роста взаимной враждебности до невиданного прежде уровня.

На наших глазах последовательно раскручивается сюжет, в центре которого обвинения китайских властей в геноциде мусульман-уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР. Хотя работа на этом направлении ведется неспешно и без резких движений, уже сейчас она имеет все признаки хорошо спланированной кампании. Причем, судя по всему, чиновники байденовской администрации продолжают то, что начали их предшественники из команды Трампа, несмотря на все заявления о полном пересмотре политического курса 45-го президента США. Привлекаются к этой кампании и представители политических кругов ряда европейских стран.

Началось все с того, что в конце октября прошлого года в Сенат был внесен и передан на рассмотрение комитета по иностранным делам проект резолюции о признании геноцидом китайской политики в отношении ряда национальных меньшинств, включая уйгуров. 27 декабря Конгресс потребовал от Государственного департамента в течение 90 дней вынести суждение о преступлениях против человечности или геноциде в Синьцзяне. 14 января Комиссия по Китаю Конгресса и исполнительной ветви власти (специальная американская госструктура, отвечающая за мониторинг отношений) опубликовала доклад, в котором утверждалось, что в Синьцзяне имеют место преступления против человечности и, возможно, геноцид.

Реакции внешнеполитического ведомства США не пришлось ждать 90 дней. 19 января, менее чем за сутки до сложения полномочий, с заявлением о геноциде в СУАР выступил госсекретарь Майкл Помпео. «Я установил, что КНР под управлением и властью КПК [Компартии Китая] осуществляла геноцид в отношении преимущественно мусульманского уйгурского населения и других этнических и религиозных меньшинств в Синьцзяне. Я считаю, что геноцид продолжается и мы наблюдаем системные усилия по уничтожению уйгуров китайским государством-партией», – утверждал госсекретарь. Помпео призвал подготовить юридическую базу для привлечения Китая к ответственности за эти действия.

Само по себе заявление Помпео могло бы быть воспринято как очередной эффектный пиар-ход чиновника администрации, прославившейся своей экстравагантностью. Но через считанные часы предложенный Байденом на пост госсекретаря Энтони Блинкен, выступая на заседании комитета Сената по иностранным делам, сказал, что разделяет мнение Помпео о происходящем в СУАР («Это могло бы быть и мое суждение»). Несколькими днями позднее Блинкен вновь в том же ключе высказался о геноциде уйгуров, исключив возможность интерпретировать его предыдущее заявление как ошибочное и случайное.

Геноцид – крайне серьезное обвинение, влекущее за собой суровые правовые последствия. Москва, несмотря на конфронтацию с Западом и конфликт на Востоке Украины, не сталкивалась с обвинениями сопоставимой тяжести. Максимум, что предлагали сделать отдельные американские политики, – объявить Россию государством – спонсором терроризма.

Есть несколько возможных определений геноцида, но основным считается таковое из Конвенции ООН 1948 года о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Конвенция определяет в качестве геноцида действия, совершаемые с целью уничтожения, полного или частичного, какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы. К таковым действиям могут относиться убийства, причинение телесных повреждений или умственного расстройства, предумышленное создание невыносимых жизненных условий, предотвращение деторождения и насильственное изъятие детей.

Пекин, бесспорно, проводил на протяжении последних лет в СУАР кампанию массовых внесудебных арестов и отправки в «центры перевоспитания» потенциально неблагонадежных местных жителей. Целью кампании было, судя по всем имеющимся данным, подавление сопротивления предполагаемых сепаратистских элементов, но не уничтожение уйгурской нации. Китай также усилил полицейский контроль над всеми сферами жизни региона, включая любые проявления религиозной активности. Хотя имеются данные о случаях стерилизации в Синьцзяне, нет убедительных свидетельств того, что эта практика в корне отличалась от жестких примеров политики контроля за рождаемостью в других частях КНР.

Таким образом, хотя значительной части американской элиты (как демократической, так и республиканской) очень хочется обвинить Китай в геноциде, с юридическими формальностями придется изрядно повозиться.  Номинированная Байденом на пост представителя США в ООН Линда Томас-Гринфилд на слушаниях в Конгрессе в конце января утверждала, что действия Пекина в СУАР «выглядят как геноцид» и должны называться соответственно. Вместе с тем она признала, что при вынесении соответствующего решения Помпео в январе «были нарушены некоторые процедуры», из-за чего Госдепу придется пересмотреть проделанную республиканцами работу. Но цель состоит в том, чтобы определение геноцида «сохранилось».

В феврале стало известно, что юристы Госдепартамента проинформировали свое руководство о том, что, хотя китайские действия в Синьцзяне могут быть подведены под определение преступлений против человечности, доказательств для объявления их геноцидом не хватает. Впрочем, судя по прошлым случаям выдвижения Вашингтоном подобных обвинений в адрес других стран, дефицит доказательств – не повод изменить точку зрения, а веская причина доказательства откуда-нибудь достать.

Пока доказательства ищут, сюжет продолжает развиваться. В феврале парламенты двух союзных США стран, Нидерландов и Канады, приняли необязывающие резолюции, признающие геноцид в СУАР. В начале марта соответствующий проект резолюции будет внесен в парламент Австралии. Сходный процесс начался и в турецком парламенте, правда, там резолюция предложена депутатом от оппозиции и, видимо, не имеет перспектив.

В Великобритании ряд правозащитных организаций намерены добиваться судебного решения о признании событий в Синьцзяне геноцидом. При этом правительство с трудом противостоит попыткам группы парламентариев провести законопроект, согласно которому страна будет обязана разорвать торговые соглашения с государствами, обвиненными в геноциде британским судом.

Пекин пока реагирует на все это гневными заявлениями министерства иностранных дел и повторением собственной версии происходящего в Синьцзяне. Китайцы также пытаются ставить под сомнение надежность свидетелей – эмигрантов, рассказывающих о нарушениях прав человека в СУАР, приводя данные об их уголовном прошлом. При этом не стоит забывать о том, что КНР – ключевой торговый партнер многих ведущих экономик мира, а в 2020 году вышла на первое место среди торговых партнеров Евросоюза. В таких условиях даже правительство Великобритании не готово поддерживать США в их намерении признать происходящее в СУАР геноцидом.

Тем не менее история находится лишь на начальной стадии своего развития; для развертывания кампании по обвинению КНР в геноциде в ближайшие месяцы или годы будут приложены значительные усилия. Тяжесть этого обвинения и особенности правовых систем ряда стран могут привести к необратимым последствиям, затрагивающим их торговые отношения с Китаем.

Независимо от успешности всего предприятия, выдвижение подобного рода обвинений можно считать показателем решительности намерений США в отношении КНР. Использование Вашингтоном определения «геноцид» на официальном уровне делает маловероятным потепление американо-китайского диалога в обозримом будущем.

Автор – заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора